Новости

Все Эксклюзив
Четверг, 21 Июнь 2018 17:05

Могилу деда-фронтовика его внуки из Чернобаевки Белозерского района нашли спустя 75 лет…

Автор  Ольга ЛЯШОК
Могилу деда-фронтовика его внуки из Чернобаевки Белозерского района нашли спустя 75 лет… фото Александра Гнития

22 июня 1941 года на нашу землю пришла война, самая страшная и губительная за всю историю человечества

77 лет прошло с того дня, но до сих пор неизвестно точное количество людей, погибших в жестоких боях, под бомбежками, в концлагерях. До сих пор тысячи украинцев не знают судьбу своих пропавших без вести родных или место их упокоения. Многие ведут такие поиски – самостоятельно, выискивая информацию через Интернет, или с помощью поисковых организаций.

И упорные поиски приносят плоды – пусть даже спустя десятки лет. Вот и один из читателей «Гривны», житель села Чернобаевка Белозерского района Александр Гнитий, теперь знает, где находится могила его деда. Шесть внуков знали только, что их дед, гвардии рядовой Егор Онуфриевич Дидора, 1903 года рождения, погиб в годы Великой Отечественной 23 ноября 1943 года при освобождении Левобережья Днепра. Эта битва была одной из наиболее масштабных военных операций: с обеих сторон в ней принимали участие до 4 миллионов человек, фронт растянулся на 750 километров, бои шли 4 месяца.

«Бабушка вроде бы получала похоронку, – рассказал “Гривне” Александр Александрович, – но бумага затерялась, данные не сохранились. Родной брат дедушки, Даниил Онуфриевич, прошел всю войну, был капитаном полковой разведки, имел боевые награды. Он рассказывал, что сам хоронил брата, но вот документы павшего бойца остались у командира подразделения. Единственное, что знали, – что дед не попал в плен, а погиб, и приблизительное место его захоронения».

Несмотря на массу запросов и стопки полученных ответов родным не удавалось узнать ничего конкретного: военкоматы ссылались на закрытость информации.

«И вот в 2017 году после снятия грифа секретности на сайте “Память народа” в записях полковой книги 69-й гвардейской дивизии мы нашли информацию о дедушке, – продолжает Александр Гнитий. – Было четко указано, что гвардии рядовой Егор Дидора погиб на хуторе Змытница Ново-Георгиевского района Кировоградской области и похоронен в 100 метрах от грушевого дерева, могила № 17!».

Поиски активизировали и обнаружили, что ныне район переименован в Светловодский, а хутора Змытница вообще не существует – он попал под затопление при строительстве Кременчугского моря.

Родные погибшего солдата обратились в Госархив Кировоградской области, но получили ответ, что в архивных документах сведений о таком захоронении на территории Светловодского района нет. Через госрайадминистрацию Белозерского района, дабы избежать бюрократической волокиты, связались с руководством Светловодска: ответ получили такой же – погибшим в реестрах не значится, ищите дальше.

Тогда написали в подмосковный Подольск, где находится центральный архив Министерства обороны. И наконец-то получили долгожданную информацию, подтверждающую дату и время гибели деда и место его перезахоронения! Оказалось, перед затоплением хутора останки солдат перенесли в село Озера в том же Светловодском районе Кировоградщины.

Сейчас там находится памятный мемориал – огромная братская могила, где похоронен 5141 человек! А опознаны из них всего около 1800 бойцов, остальные – безымянные солдаты и офицеры.

«Нам стало известно, что в Озерах есть поисковая группа, которую возглавляет Василий Вовк – бывший учитель истории, – рассказывает Александр Александрович, – и хоть он уже вышел на пенсию, но продолжает активную поисково-исследовательскую работу, пытаясь выяснить имена людей, погибших на территории Кировоградщины. И тогда-то наконец мы узнали всё, что так долго стремились узнать: что наш дедушка официально значится в Книге памяти Озер как без вести пропавший, хотя останки его покоятся после перезахоронения в братской могиле».

Конечно, одна только словесная информация о том, что имя одного из похороненных в братской могиле воинов установлено, многое не изменила. Чтобы его имя официально внесли как погибшего, нужно было рассмотреть этот вопрос на сессии сельсовета. И только после всего этого внуки Егора Онуфриевича получили разрешение прикрепить табличку с именем и фотографией деда на памятном мемориале (на фото).

9 Мая этого года, в День Победы, все шестеро внуков Егора Онуфриевича и последняя оставшаяся
в живых из его четверых детей дочь Татьяна Егоровна побывали в Озерах на братской могиле (на фото). Возложили цветы к памятному мемориалу, на котором уже увековечено имя их павшего родственника, поблагодарили всех, кто помогал в их непростых поисках.

«Земля после страшных боев до сих пор отдает то солдатскую каску, то пряжку ремня, – рассказывает Александр Гнитий. – И огромный материал по поисковым работам продолжает пополняться именами погибших солдат. Кто ищет могилы своих родных, хочет узнать об их судьбе, пусть пробует, не сдается».

Те, кто отдал за нас свои жизни, заслужили, чтобы о них помнили.
И «Гривна» много лет помогала людям найти информацию об их пропавших без вести во время войны родных. В электронном архиве сайта Мин­обороны бывшего СССР хранятся наградные листы, и если известны точные фамилия, имя и отчество вашего фронтовика, год его рождения, то можно найти описание его подвигов.

Кроме того, по возможности мы помогаем найти и место захоронения павших солдат. Так, за несколько лет такой работы в редакцию поступило порядка 500 писем с фамилиями разыскиваемых, в каждом десятом случае, то есть около 50, удалось отыскать точную информацию. Самая дальняя могила воина – родственника нашего читателя обнаружилась в Югославии, самая ближняя – в районе Олешек.

Даже спустя 70 с лишним лет сведения о погибших и пропавших без вести продолжают появляться – пусть медленно, понемногу. Но память человечества складывается из памяти о каждом из нас, и если вы сумеете заполнить пробелы в истории своего рода, то и общая история станет более полной…

Ваша оценка. Тема раскрыта на
(0 голосов)
 

Лента

Фоторепортаж